8

Часто есть сомнения о том, как правильно существительно будет писаться во множественном числе. Например:

Корпуса или корпусы. Сервера или серверы. Конвееры, но ведь может быть и конвеера? Хотя понятно что это не верно.

При чем я знаю, что как в примере со словом "корпус", в зависимости от значения, будет и так и так. Так как же узнать какой вариант правильный? Есть ли вообще какое-то логическое правило, определяющее форму окончания? Спасибо.

  • 3
    См. Why does дом become дома instead of домы? Боюсь, что разложить все по полочкам не выйдет. – Matt Mar 17 '17 at 7:14
  • 4
    Есть целая глава у Розенталя с несколькими группами слов на эту тему. Вопрос слишком широкий. – V.V. Mar 17 '17 at 10:26
  • 1
    Добавлю, что "сервера", "корпуса", "конвеера" -- это изначально недопустимые формы слов, которые со временем стали нормой. Так же, как вместе с правильным "квартАлы" произносят "квАрталы". – mchist Mar 18 '17 at 4:32
  • 1
    Думаю, самый неоднозначный случай с договоры - договора. По крайней мере, в современной устной речи. – Taosique Mar 20 '17 at 21:08
7

Так как же узнать какой вариант правильный?

Посмотреть в словаре: корпус, договор

Точнее, это "нормативный". А что еще может означать "правильный"?

Есть ли вообще какое-то логическое правило, определяющее форму окончания?

Вот что пишет по этому поводу Корней Чуковский в книге "Живой как жизнь" (1961 г.):

Такое же недоумение вызывала во мне новоявленная форма: выбора́ (вместо вы́боры), договора́ (вместо догово́ры), лектора́ (вместо ле́кторы). В ней слышалось мне что-то залихватское, бесшабашное, забубенное, ухарское. Напрасно я утешал себя тем, что эту форму уже давно узаконил русский литературный язык. — Ведь, — говорил я себе, — еще Ломоносов двести лет тому назад утверждал, что русские люди предпочитают окончание «а» «скучной букве» «и» в окончаниях слов: облака, острова, леса вместо облаки, островы, лесы. Кроме того, прошло лет сто, а пожалуй, и больше, с тех пор, как русские люди перестали говорить и писать: домы, докторы, учители, профессоры, слесари, юнкеры, пекари, писари, флигели и охотно заменили их формами: дома́, учителя́, профессора́, слесаря́, флигеля́, юнкера́, пекаря́ и т.д. Мало того: следующее поколение придало ту же залихватскую форму новым десяткам слов, таким, как: бухгалтеры, томы, катеры, тополи, лагери, дизели. Стали говорить и писать:бухгалтера́, тома́, катера́, тополя́, лагеря́, дизеля́ и т.д. Если бы Чехов, например, услышал слово тома́, он подумал бы, что речь идет о французском композиторе Амбруазе Тома́. Казалось бы, довольно. Но нет. Пришло новое поколение, и я услыхал от него: шофера́, автора́, библиотекаря́, сектора́, прибыля́, отпуска́. И еще через несколько лет: выхода́, супа́, матеря́, дочеря́, секретаря́, плоскостя́, скоростя́, ведомостя́, возраста́, площадя́. III Всякий раз я приходил к убеждению, что протестовать против этих для меня уродливых слов бесполезно. Я мог сколько угодно возмущаться, выходить из себя, но нельзя же было не видеть, что здесь на протяжении столетия происходит какой-то безостановочный стихийный процесс замены безударного окончания ы(и) сильно акцентированным окончанием а(я). И кто же поручится, что наши правнуки не станут говорить и писать: крана́, актера́, медведя́, желудя́. Наблюдая за пышным расцветом этой ухарской формы, я не раз утешал себя тем, что эта форма завладевает главным образом такими словами, которые в данном профессиональном (иногда очень узком) кругу упоминаются чаще всего: форма торта́ существует только в кондитерских, супа́ — в ресторанных кухнях, площадя́ — в домовых управлениях, трактора́ и скоростя́ — у трактористов. Пожарные говорят: факела́. Электрики — кабеля́ и штепселя́. Певчие в «Спевке» Слепцова: концерта́, тенора́ (1863). Не станем сейчас заниматься вопросом, желателен ли этот процесс или нет, об этом разговор впереди, а покуда нам важно отметить один многознаменательный факт: все усилия бесчисленных ревнителей чистоты языка остановить этот бурный процесс или хотя бы ослабить его до сих пор остаются бесплодными. Если бы мне даже и вздумалось сейчас написать «то́мы Шекспира», я могу быть заранее уверенным, что в моей книге напечатают: «тома́ Шекспира», так как то́мы до того устарели, что современный читатель почуял бы в них стилизаторство, жеманность, манерничание.

0

Думаю, со словом «конвейер» больше подходит «ы»: конвейер

Все конвейеры запущены.
Все серверы подключены.
Все корпуса изготовлены.

Your Answer

By clicking “Post Your Answer”, you agree to our terms of service, privacy policy and cookie policy

Not the answer you're looking for? Browse other questions tagged or ask your own question.