21

In Russian, черствый хлеб (chorstvy khleb) is stale bread.

And to my great surprise, I recently learned that in Czech, čerstvý chléb is precisely the opposite thing: fresh bread.

My question is: What was the evolution of the meaning of черствый in the Russian language?

Additional remarks about the evolution of the meaning of the same word in the Czech language are highly welcome, because I want to see how the Russian cognate for the Czech word "čerstvý" came to mean entirely the opposite thing. It stands to reason that if we trace back the evolution of the meaning of this word in Russian and Czech, the meanings will eventually converge. After all, Proto-Czechs and Proto-Russians spoke the same language, Proto-Slavic.

  • 3
    Languages do not owe each other a dime and calling the fact that some cognate has different meaning in different languages "appalling inconsistency" it's a very strange thing to do. – shabunc Sep 27 at 22:09
  • 1
    @shabunc : >> It's not a question about Russian language - it's a question why Czech cognate for a Russian word means something different.<< I strongly disagree. My original version, the one I typed before you changed my question, was precisely about the Russian language. It was a question why a Russian cognate for a Czech word means exactly the opposite. The Czech language is more Slavic than the Russian language is, and hence has to be considered as the benchmark. – Mitsuko Sep 28 at 6:48
  • 6
    @shabunc : How is it not about Russian?! It is about the evolution of the meaning of a word in Russian and Czech. You even have a special tag for this: other languages. The tag is for questions that are partially about Russian and partially about other languages. – Mitsuko Sep 28 at 7:00
  • 3
    Also - I was under impression that you are getting some sort of linguistic-related education. Saying that language A is more Slavic (Germanic, Semitic) than language B is nonsense. Belonging to the same group means having the same ancestor. – shabunc Sep 28 at 7:04
  • 2
    @Mitsuko thanks! – shabunc Sep 28 at 7:22
27

Looking at the meanings of cognates of the Proto-Slavic čь̑rstvъ, one can notice the common meaning 'hard', 'strong', 'sharp'. I guess the Czechs and the Slovaks view fresh bread as 'hard on the outside', i.e. having a crispy crust, while Russian, Polish and others see it as 'hard on the inside', i.e. stale. It's just my guess.

There are other examples of this kind where cognates evolve to mean opposite things, e.g. Polish uroda 'beauty' and Russian урод 'ugly person'.

  • 5
    It's rather like this: Cz. strong > good > fresh; Ru. strong > hard > dried up, stale. – Yellow Sky Sep 27 at 23:48
  • @YellowSky : Can you make an answer out of this, adding some details or references? – Mitsuko Sep 28 at 9:31
  • 2
    @Mitsuko - I'd rather not do that. Let that comment of mine rest here as a little supplement to the excellent answer by Sergey Slepov. Besides, after the great answer by tum_ I have nothing to add. – Yellow Sky Sep 28 at 10:16
  • 1
    The hard, crispy crust sounds really dubious. – Vladimir F Sep 28 at 11:59
  • Or French “blanc”, English “Black” - possibly from the white of fire (for French) and the black of the ashes (for English). – Tim Sep 29 at 11:55
14

I decided to turn my comment into an answer and add some references, etc.

It is a very common phenomenon in related (but, nonetheless, different !) languages. A common language splits into branches and a word starts evolving in different directions. Over the centuries the meanings of the word in those 'branches' (which gradually develop into fully-fledged languages) may drift very far from both the original meaning and each other.
(Note: this is in no way an inconsistency)

Wiktionary gives the following etymology for "чёрствый":

Происходит от праслав. *čьrstvъ, от кот. в числе прочего произошли: др.-русск. чьрствъ «твердый; сухой, черствый; безупречный; ясный; значительный», укр. черстви́й «черствый, сильный, свежий», болг. чевръ́ст, чвръст «жесткий, крепкий, ловкий, бодрый», сербохорв. чвр̑ст, чвр́ста «крепкий, жесткий, полный, мясистый», словенск. čŕstǝv, čvrst «крепкий, ядреный, бодрый, свежий», чешск., словацк. čerstvý «свежий, бодрый», польск. czerstwy «свежий, бодрый, крепкий, черствый» (из *czarstwy, вероятно, под влиянием czerstwieć), в.-луж. čerstwy «бодрый».
Праслав. *čьrstvъ неоднократно сравнивали с др.-инд. kr̥tsnás «полный, окончательный» и лат. crassus «толстый, грубый». Это сближение весьма недостоверно ввиду того факта, что лат. crassus расценивается как экспрессивное образование, связь которого с лат. crātis «плетение», готск. haúrds «дверь» и т. д. весьма сомнительна.
Более удачно сравнение с готск. hardus «жесткий, твердый», греч. κρατύς «сильный», κρατερός «более сильный», κράτος «сила». Сравнивают čьrstvъ и с др.-исл. herstr «резкий», лит. ker̃štas «гнев». Использованы данные словаря М. Фасмера.

Ю.В.Откупщиков covers this phenomenon in Chapters 6 ("Развитие значений слова") and 7 ("Семантические закономерности") of one of his excellent books К истокам слова. Рассказы о науке этимологии (I highly recommend this book to all interested in etymology (as a branch of linguistics) and the comparative method specifically. It is meant for children mostly but is an interesting read for anyone and can be seen as "Etymology for Dummies", if you like):

О свежем и чёрством хлебе

Как-то раз один чешский студент, учившийся в Москве и не очень хорошо знавший русский язык, зашёл в булочную купить хлеба. Продавщица любезно предупредила его, что хлеб, который он выбрал себе; — чёрствый. Студент-чех поблагодарил продавщицу и сказал, что это как раз то, что ему нужно. Но увы — оказалось, что покупатель и продавщица не поняли друг друга. Дело в том, что чешское čerstvỷ chlẻb [чéрствы: хле: б] означает совсем не черствый, а, наоборот, ‘свежий хлеб’.

Такие недоразумения особенно часто встречаются в близкородственных языках.

Например, сербское слово зной значит ‘пот’, куча — ‘дом’, и́грати — ‘танцевать’, слово — ‘буква’, ки́снути — ‘мокнуть’, любити — ‘целовать’;
болгарское стая имеет значение ‘комната’, гора — ‘лес’, дума—‘слово’, неделя — ‘воскресенье’, стол — ‘стул’ и т. п.
Сербское слово домовина означает ‘родина’, а украинское домовина — ‘гроб’.

Unfortunately, the author does not go into the detailed analysis of this particular transformation (čerstvỷ/чёрствый). However, he gives another similar example later on that outlines the idea:

Как стая стала ‘комнатой’

Почему же слова, несомненно восходящие к одному и тому же общему источнику, приобретают иногда даже в близкородственных языках совершенно различное значение? Как это происходит?

Возьмём в качестве примера русское слово стая и болгарское стая ‘комната’. В древнерусском языке и в диалектах современного русского языка словом стая обозначалось ‘стойло, хлев’. Этимология этого слова достаточно прозрачна: стая представляет собой место, где стоит скот.

Позднéе значение слова стая развивалось в двух различных направлениях:

1) ‘стойло’ → ‘стоянка скота’ → ‘стадо (домашних животных)’ → ‘стая’ (русский язык); 2) ‘стойло’ → ‘сарай’ → ‘помещение’ → ‘комната’ (болгарский язык).

Подобного же рода семантические изменения произошли и в других приведённых выше случаях. Но подробный их разбор занял бы слишком много места и времени.

Таких примеров можно привести немало из самых различных языков. Пути развития противоположных значений в слове не всегда одинаковы. И не во всех случаях эти пути могут быть прослежены с достаточной определённостью.

Сравнительно простой в этом отношении пример — развитие значений у слова бесценный. Если предмет не имеет никакой ценности, если он слишком дёшев для того, чтобы за него можно было назначить хоть какую-то цену, его называли бесценным, то есть дешёвым. Это значение в современном русском языке является устаревшим, но оно сохранилось, например, в выражении купить за бесценок. Чешское слово bezcenny [бэ:сцены:] также означает ‘ничего не стоящий’ и (в переносном смысле) — ‘ничтожный’. В настоящее время мы обычно употребляем слово бесценный в прямо противоположном значении: ‘дорогой’. Такое употребление слова довольно легко объяснимо. Речь в данном случае идёт о столь дорогом предмете, который мы не согласны уступить ни за какую цену, о предмете, которому и цены нет. Так возникло у слова бесценный его второе значение, ставшее основным в современном русском языке.

Basically, the whole chapter 6 is dedicated to this phenomenon, while chapter 7 is the continuation on this topic.

Another link to the same book with arguably better formatting, images, and, I believe, slightly different content (the original edition?). This link is provided by 'Общее языкознание'.

For the fun of it (there is some new "food for thought" there as well, though.)

  • 1
    Раз уж речь зашла о развитии значений слов, не могу не упомянуть замечательную книжку Чуковского "Живой как жизнь" ru.wikipedia.org/wiki/… – Sergey Slepov Sep 28 at 11:17
  • О, наконец-то узнал почему "стайка" так называется! – Abakan Sep 28 at 18:59
6

The original meaning of the proto-Slavic etymon seems to have been "robust, sturdy".

It had later shifted its meaning to "hard" in Russian and to "good, wholesome" in Czech.

1

Иногда одно и то же слово, встречаясь в двух языках, имеет в них значение не то что «несходное», а скорее прямо противоположное. Вот пример: мы говорим «черствый» о хлебе, который уже остыл и засох; «теплый», мягкий хлеб у нас противопоставляется холодному, «черствому». А у чехов слово «черстви» означает как раз наоборот: «свежий», «прохладный». Каким же образом так разошлись значения этого слова? Подумайте сами: в обоих языках есть и общий оттенок значения: «холодный», «остывший». Остывший хлеб – черствый хлеб. Человек, в груди которого «остыли чувства», – черствый, холодной души человек. Это у нас, в русском языке. А чехи пошли по другой линии. У них «черстви витр» – «прохладный», то есть свежий, ветер. Одно и то же слово у двух народов имеет противоположные, но тесно связанные между собою значения.

From Лев Успенский. Слово о словах. Лениздат, 1962г.

-4

Not knowing anything about Russian or Czech, however still want to give my two cents about it. Perhaps the derived opposite meaning in Russian came to be through irony. Russians saying a lot to each other "Well this bread is really 'fresh'". Overtime the irony became lost.

  • While it's a nice theory but it still have to be backed by some evidence. – shabunc Oct 1 at 6:41

Your Answer

By clicking “Post Your Answer”, you agree to our terms of service, privacy policy and cookie policy

Not the answer you're looking for? Browse other questions tagged or ask your own question.